Степан Полторак: украинская армия превратится в копию вооруженных сил любой из стран НАТО

Генерал армии Степан Полторак стал министром обороны Украины два года назад. Теперь он вспоминает: когда разобрался в делах, два часа мерил шагами свой кабинет, раздумывая, справится ли с таким огромным объемом работ

Пока наконец неспросил себя: “Неужели яглупее кого‑тоизбывших министров обороны?”

Теперь он решает непростую задачу: реформирует армию иМинистерство обороны ввоюющей стране. Пословам его помощника иволонтера Юрия Бирюкова, Полторак вэтом смысле показал себя системным организатором, способным находить баланс между обновлением ведомства иустойчивостью, необходимой дляпроведения военных действий. “Хотите знать, какой он реформатор?— спрашивает Бирюков исам же отвечает:— Сам факт того, чтовминистерстве начал работу волонтерский десант, говорит отом, чтоон настроен наизменения”.

Впрочем, Полторака есть зачтокритиковать: украинская армия, помнению специалистов, реформируется медленно, авучебных центрах поподготовке военных процветает дедовщина. Втоже время длятого, чтобы вывести армию нановый уровень, уПолторака есть многое, хотя бы деньги: только изгосбюджета, несчитая помощи иностранных государств, ведомство вэтом году должно получить солидные 55,5млрд грн. Иэто рекордный бюджет Минобороны завсю его историю.

НВвстретилось с51‑летним министром сразу после его возвращения изБрюсселя всередине июня. ТамПолторак обсуждал сминистрами обороны стран НАТО комплексный пакет помощи альянса Украине. План коллегами Полторака вцелом одобрен, аокончательное решение будет принято вначале июля вВаршаве насаммите глав государств НАТО. Реформирование иприближение украинской армии кстандартам альянса истало отправной точкой интервью.

Пять вопросов Степану Полтораку:

—Ваше самое большое достижение?
—То, что нам удалось остановить врага. Что удалось стабилизировать ситуацию, начать реформирование Вооруженных сил. Значительно уменьшить коррупцию в Минобороны.

—Ваш самый большой провал?
—Очень хотелось бы, чтобы война закончилась и чтобы не погибали наши солдаты. Мне пока это не удается.

—Какая из последних прочитанных вами книг произвела на вас наибольшее впечатление?
—Боевой устав. Он очень несовершенен. Там много чего не учтено. Мы его будем переделывать.

—На чем вы передвигаетесь по городу?
—На служебном автомобиле. Более подробно сказать не могу из соображений безопасности, идет война. И, предупреждая ваш следующий вопрос, скажу, что проживаю я на территории одной из военных частей. Я плачу за аренду, у меня есть контракт с Министерством обороны.

—Кому бы вы не подали руки?
—Тем, кто изменил присяге. Тем, кто испугался ответственности. И тем, кто 25 лет получал от государства зарплату, получал квартиры, а потом, когда пришло время отдавать что-то родине, отошел в сторону.

p1

— Чтоэто будет запомощь? Деньги, оружие?

— Оконкретных суммах речь пока неидет. Речь идет онаправлениях. Ихтринадцать: развитие обороноспособности, система управления связи иавтоматизации, логистика истандартизация, военно-техническое сотрудничество, киберзащита, медицинская реабилитация, медицинское обеспечение вцелом, противоминная безопасность, стратегическая коммуникация ипротиводействие гибридной войне.

Например, одно изнаправлений вразвитии обороноспособности страны будет касаться возобновления боеспособности военно-морских сил.

Ядумаю, чтонасаммите это решение будет полностью поддержано.

Повсем этим направлениям запланирована достаточно серьезная помощь Украине. Это даст нам возможность иускорить наши реформы, исделать так, чтобы они были более правильными.

— Чтодумают министры обороны стран НАТО поповоду реформ вукраинской армии?

— Они сказали, чтовсе реформы, которые мы проводим, отвечают всем ихстандартам ипринципам. Так делали все страны, которые вперспективе вступали вальянс.

Недавно президент Украины подписал Стратегический оборонный бюллетень. Это дорожная карта реформ Министерства обороны. Согласно бюллетеню, доконца 2018года мы должны завершить реформирование Министерства обороны иобеспечить демократический гражданский контроль надВооруженными силами Украины (ВСУ). Министр обороны иего заместители станут гражданскими лицами. До2020‑го планируется завершить реформирование ВСУ идостигнуть максимальной совместимости ссилами альянса.

Параллельно будет проводиться реформирование всех органов: Генерального штаба, объединенного оперативного штаба, разных видов вооруженных сил, оперативных командований. Изавершится все это реформированием самых нижних органов управления— вбригадах иполках. Ивитоге наши солдаты, командиры, офицеры, даилюбой орган военного управления поструктуре, системе обеспечения, подготовке, порядку принятия решений будет соответствовать стандартам, которые существуют встранах альянса.

Следующий шаг— реформирование ВСУ вцелом до2020года. Изавершение реформирования Генерального штаба. Впервую очередь он должен быть переформатирован кJ-структуре [оптимизация структуры], которая существует вовсех странах альянса.

— Чтотакое J-структура?

— Это система, которая принята вармиях стран НАТО: управления, обеспечения, организации. Она дает возможность быстро иправильно принимать решения.

Вот дляпримера. ВМинистерстве обороны раньше имел право принимать решения единственный человек— министр. Вструктуре работало 770 сотрудников, они ежедневно готовили документы, которые направляли министру. Каквозможно вообще эффективно принимать решения при таком распределении?

Чтомы уже сделали? Мы начали реформировать Министерство обороны, сократили его численность более чемна200человек. Перераспределили функциональные обязанности.

Конечно, стратегические решения по‑прежнему принимает министр. Однако тактические решения, обеспечивающие жизнедеятельность, передвижения личного состава, принимает тот руководитель, который отвечает заэто направление деятельности.

— Сейчас украинскую армию отармии НАТО отличает, вчастности, бюрократия. Взять, например, ответственность командиров наполе боя. Чтобы принять какое‑торешение, им нужно обращаться квышестоящим командирам, тем— вГенштаб. Отэтого страдает скорость реакции.

— То, очемвы говорите, несоответствует действительности. Вбоевом уставе сухопутных войск четко указано, чтокомандир воинской части, командир подразделения должен принимать решения самостоятельно. Особенно тогда, когда есть угроза жизни личного состава илиугроза выполнению боевых заданий.

Если вы имеете ввиду ту ситуацию, которая сложилась налинии соприкосновения… Ятоже часто слышу, чтонаши командиры иначальники немогут принять решения вести ответный огонь… Им запрещено провоцировать боестолкновения своими действиями, потому чтоесть договоренности, которые подписаны вМинске. Тоесть запрещено первыми открывать огонь. Ноесли есть обстрел состороны террористических группировок, если есть угроза жизни военных илиугроза прорыва линии столкновения, каждый командир непросто имеет право, аобязан это сделать. Аименно принять решение наприменение сил исредств, которые есть вего распоряжении.

— Почему вучебных центрах контрактники вместо обучения красят бордюры имаршируют? Обучение почти неведется, процветает дедовщина.

— Уменя немного другая информация. Да, конечно, остались учебные центры, подразделения, где есть проблемы, нарушения дисциплины, где недостаточно хорошо обучают личный состав. Это все есть. Ноесли сравнить то, чтобыло в2014 году, стем, чтоесть сейчас,— это совсем другие учебные подразделения, совсем другие подходы.

Если увас есть примеры, называйте. Ипокаждому конкретному случаю ябуду принимать соответствующее правовое решение. Потому чтоэто тоже тонаследство, которое мы получили отСоветского Союза.

Чтокасается учебного процесса. Одна изцелей реформы— профессионализация армии. Итут несколько составляющих, начиная откомплектования военнослужащих поконтракту изаканчивая созданием новых программ, новых методик, новой учебно-материальной базы.

С2015года мы начали подготовку новых инструкторов. ВЯворовском учебном центре, Бердичеве, Хмельницком. Тамработают иностранные специалисты, которые готовят наших.

Мы сейчас создаем материально-техническую базу. Президент вконце мая поручил выделить 50млн грн наЯворовский полигон, насоздание материально-технической базы. Втом числе инасоздание условий дляинструкторов, которые будут тамжить постоянно. Кроме этого, 50млн грн будут выделены наБердичев и150млн грн— наШирокийЛан. ВШироком Лане вближайшее время мы планируем начать строительство современного городка. Первая очередь— на5тыс. личного состава, вторая— на10тыс.

p2

— Полигон Широкий Лан расконсервировали два года назад. Почему заэто время нельзя было тампостроить хотя бы нормальные банные комплексы?

— Кстати, сейчас тамулучшилась ситуация, хотя она полностью меня неустраивает. Ябыл тамдве недели тому назад, снял руководителей, которые отвечают засоздание бытовых условий дляличного состава. Естественно, есть неадекватное выполнение обязанностей некоторыми должностными лицами. Решения поним принимаются молниеносно.

— Год назад началось создание сил специальных операций (ССО), которое досих пор незавершено. Почему так долго? Мы же все‑таки ведем боевые действия.

— Ктовам сказал, чтовсе затягивается? Это же силы специальных операций. Нельзя взять человека, привести туда исказать: ты будешь служить всилах специальных операций. Это целый комплекс мер, иего невозможно выполнить замесяц-два. Это непросто провести мобилизацию, поставить всех встрой инаучить стрелять. Это совсем другой уровень подготовки, совсем другие подразделения, иони требуют серьезной, плановой работы.

Впрошлом году мы сформировали командование ССО, итуда вошли только те офицеры, которые имеют серьезный боевой опыт, лично проводили разнообразные операции. Они формируют органы управления, подбирают личный состав, подразделения, материальную базу, строят полигоны, создают программы. Этот процесс неможет длиться один день.

Если укакой‑тостраны этот процесс занимает пять лет, тоунас он пройдет какминимум втри раза быстрее. Мы ускоряемся настолько, насколько это только возможно.

— Какую наибольшую ошибку, вовашему мнению, совершили армия, министерство, Генштаб запоследние два года?

— Самая большая стратегическая ошибка была совершена до2014года, когда было сделано все, чтобы армия стала непросто небоеспособной, ноисущественно ограниченной ввозможностях выполнять боевые задачи. Армия была недостаточно готова ктому, чтоможет произойти.

Заэти два года мы создали огромное количество новых частей, формирований. Итут, конечно, неможет быть безошибок. Потому чтоунас небыло опыта впроведении таких глобальных операций, боевых действий, формирования такого количества больших частей сограниченным финансированием. Да, врешениях, которые мы принимали, случались иошибки.

Нас часто обвиняют втом, чтомы все медленно меняем. Нониводной стране реформа вооруженных сил непроисходила одновременно своенными действиями. Реформа вПольше, Прибалтике проходила видеальных условиях, когда можно было экспериментировать. Унас такой возможности нет. Мы делаем все возможное, ияхочу, чтобы наше общество обэтом знало.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.