Мы не распространяемся о нашей работе, — майор Сил специальных операций Алексей Никифоров

Во второй части интервью Фокусу начальник пресс-службы Сил специальных операций Алексей Никифоров рассказал, зачем создали ССО и в чём их главные задачи, почему бойцы предпочитают держаться в тени и о том, почему нет недостатка в желающих служить в этих войсках.

«Найти точку, куда нажать»

Чем вы занялись после того, как приехали на материк?

— Командование ВМС отправило меня учиться, я поступил в Национальный университет обороны Украины, закончил его и получил распределение в Силы специальных операций.

Почему решили их создавать?

— Решение об их создании принимали ещё в 2007 году. Но вопрос этот гулял несколько лет, в 2010-м создали Управление спецопераций, потом одну часть специального назначения. После аннексии Крыма вопрос стал очень актуальным, его форсировали.

В ССО вошли все воинские части Вооружённых сил специального назначения. Структура такая: подразделение специального назначения, подразделение информационно-психологических операций и подразделение управления и обеспечения под единым командованием.

В чём главные задачи ССО?

— В законе о Вооружённых силах они расписаны на полстраницы. Самое главное — ведение специальной разведки и мероприятий, участие в антитеррористической деятельности. Если совсем просто, нам нужно делать так, чтобы основные подразделения ВСУ качественно выполняли свои задачи. Часто путают, считая, что элитные войска — ВДВ, ССО — это чуть ли не замена Вооружённых сил. Основная ударная единица ВСУ — сухопутные войска, все остальные рода войск работают на обеспечение их деятельности. ССО — не исключение, они созданы для того, чтобы ВСУ эффективнее справлялись со своей работой, они могут выполнять задачи и в составе ВСУ, и самостоятельно. Отличие в том, чтобы точными эффективными тактическими действиями достигать максимального результата оперативно-стратегического уровня. Мы должны сделать так, чтобы в нужное время у вражеского военачальника не сработал, допустим, телефон, или наша ракета попала точно в цель, и таких вопросов очень-очень много. Военная система — это огромный механизм, нужно найти точку, куда нажать, чтобы система развалилась.

Чей опыт брали за основу?

— При подготовке — прежде всего опыт США. Сама структура больше напоминает литовскую модель. Мы провозгласили, что идём в НАТО и наша структура должна соответствовать их стандартам, поэтому она и создаётся с помощью советников Альянса. ССО будут окончательно сформированы к 2020 году, к этому моменту мы должны быть совместимы с подразделениями НАТО что в управлении, что в тактике, что в обеспечении и логистике.

Вы сами проходили подготовку в ССО?

— Командование ССО формировали из лучших людей, однако многие из них не были в структуре подразделений специального назначения. Поэтому командующий принял решение, чтобы все офицеры, входящие в командование, проходили базовую подготовку, плюс к этому каждый месяц определяются люди, которые проходят полевые выходы, несколько дней живут в лесу. Я ходил в январе по снежку, в условиях, максимально приближенным к боевым. Плюс к этому постоянная курсовая подготовка.

У вас есть с чем сравнивать. Подготовка в ССО сильно отличается о той, что проходили морпехи?

— Не знаю, как сейчас готовят морпехов, но могу сказать, что подготовка существенно отличается от советской и всего периода нашей независимости. Меняется форма проведения занятий, самое главное — идёт процесс отбора, проверяется мотивация военнослужащих, ломаются стереотипы. В этом году 25 лет, как я в армии, можно сказать, стоял у истоков Вооружённых сил, вспоминаю, что раньше занятия по боевой подготовке проводились ради занятий, была такая расхожая фраза: «сделал — запиши, не сделал — два раза запиши». Здесь же нас учат инструкторы, представители армий других стран, главное — работа на результат, оценку подразделению ставят по самому слабому. Если кто-то что-то не усвоил, всегда повторяют, потому что нет смысла идти дальше.

«Пусть говорят»

У вас нет недостатка в кандидатах?

— Не скажу, что у нас кадровый голод. Ситуация лучше, чем у многих.

Почему? Ведь это очень тяжёлая работа.

— «Заробитчане» нам не нужны. Хотя в ССО оклады повышены, есть специальная надбавка, главное — мотивация. Посмотрите фильм «Гарт сталевих«, который мы недавно презентовали. Он о том, как проходит этап оценки отбора на наш квалификационный курс. Туда послали человека пофотографировать, но он так увлёкся, что захотел сделать фильм, жил с кандидатами, бегал с ними, все комментарии живые.

Любой военнослужащий, который прошёл этот курс, может войти в состав ССО. Этот этап как раз показывает, как через физические и главное — психологические трудности проверяется мотивация. Условия очень тяжёлые, и только при такой жёсткой системе отбора можно выбрать правильно мотивированных людей. Мы не гонимся за количеством, нам нужно качество. От всего набора остаётся 10–15%.

У меня около 400–600 заявок на каждые полгода, кроме того, что люди идут к нам через военкоматы. Да, сразу много отсеивается тех, кто не служил в ВСУ, мы не можем их призвать на этот курс — приказ начальника Генштаба не распространяется на Национальную гвардию, Службу безопасности, органы внутренних дел и так далее. Но любой действующий военнослужащий может себя попробовать. Когда они проходят курс и получают право вступить в ССО, мотивация у них не пропадает. Потому что это совсем другая армия, другая элита, другие отношения.

В «ДНР/ЛНР» часто списывают гибель каких-то своих деятелей на спецоперации украинских войск. Насколько это обосновано?

— Ну пусть говорят.

О каких-то проведённых операциях ССО уже можно говорить?

— Конечно, уже можно говорить об операциях полков спецназначения, которые в 2014 году участвовали в деблокировании донецкого аэропорта. Недавно им вручали награды. Это была одна из успешнейших операций, которая войдёт в учебники подразделений специального назначения всего мира. Потому что силы террористов превышали наши в разы, при этом в разы же наши потери были ниже. Но тогда такие спецподразделения бросали куда только можно, они всегда были на острие. Какие бы вы точки не назвали, можно сказать, что всегда там присутствовали части спецназначения: Славянск, Торецк, Луганск, везде.

Мы не распространяемся о нашей работе, потому что ребята из ССО — это молчаливые профессионалы. Если вы где-то слышите пусть даже о красивой успешной операции, значит, что-то пошло не так, мы не рассказываем и не показываем, что происходит. Наши ребята обеспечивают эффективность действий ударных подразделений, оперативно-тактических групп. Если те побеждают — значит, и мы побеждаем, если проигрывают — и мы проигрываем вместе с ними. У меня нет ни морального, ни профессионального права вдаваться в подробности.

Фокус

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s