Особенности информационного сопровождения боевых действий в Нагорном Карабахе

В Украине проанализировали информационное сопровождение боевых действий в Нагорном Карабахе

Подготовка к боевым действиям в Нагорном Карабахе, острая фаза противостояния и постконфликтный период имели свое информационное сопровождение, свидетельствующее о системном информационном воздействим, осуществляемом всеми сторонами конфликта на разных этапах.

Об этом шла речь во время международного круглого стола в Укринформе на тему: “Особенности информационного сопровождения боевых действий в Нагорном Карабахе”, организованном Международным центром противодействия российской пропаганде.

«Силы специальных операций, как субъект информационной борьбы, осуществляют постоянный мониторинг информационной среды. И ситуация, сложившаяся на Кавказе, не могла остаться без нашего внимания. Тем более, что одной из сторон этого конфликта является Российская Федерация», – заявил представитель Сил специальных операций Вооруженных сил Украины Алексей Никифоров.

Как рассказали участники мероприятия, во время анализа событий на Кавказе было выявлено системное информационное воздействие, которое осуществлялось всеми сторонами конфликта. Так, Нагорный Карабах использовал свое информационное пространство для усиления позиций Армении, а для осуществления информационного воздействия стороны применяли весь возможный спектр информационных каналов. При этом использовались фейковые аккаунты, распространявшие материалы пропаганды.

Анализ азербайджанских YouTube-каналов показал, что эта сеть была создана в течение 2017-2018 годов, поэтому, предполагают украинские эксперты, азербайджано-турецкий альянс начал готовиться и создавать информационный фон для освобождения оккупированных территорий Азербайджана за 2-3 года до начала активной фазы конфликта.

Аналитики выделили несколько тенденций в использовании каналов доставки информации. В частности, речь идет об усилении действия Telegram-каналов вследствие отсутствия цензуры, сложности в блокировании, анонимности и оперативности; распространение применения платформы Тик Ток и одновременно снижения роли Facebook, который использует жесткую политику цензуры.

Кроме того, Азербайджаном активно применялись программные комплексы распространения материалов в соцсетях с использованием серверов за рубежом.

В течение 2015-2020 годов стороны в Нагорном Карабахе применяли информационное воздействие, которое аналитики условно разделили на несколько этапов – в начале конфликта, во время активных боевых действий и постконфликтный период.

В предконфликтный период информационное воздействие Азербайджана был сфокусировано на: дискредитации всего, что связано с Арменией – истории, религии, культуры; демонстрации оккупационной политики Армении и призывов к легитимности своих действий на основании резолюции ООН о территориальной целостности Азербайджана; распространении материалов патриотического направления; дискредитации армянского государства и армии.

Со стороны РФ с осени 2015 по лето 2016 года велась дискредитация Турции после сбивания последней российского самолета. Однако уже с 2016 по 2020 год, наоборот, освещалась сила двусторонних экономических проектов. Особенно мощных дискредитационныз материалов в адрес Турции и Азербайджана в этот период не было зафиксировано, отметили эксперты.

В период острой фазы конфликта, рассказали аналитики, информационное воздействие в основном касалось дискредитации, запугивания, дезинформации с целью снижения психологического состояния войск противника, введения его в заблуждение и формирования панических настроений среди гражданского населения. Также обе стороны пытались нивелировать информационное воздействие, которое осуществлялось противником.

Со стороны Азербайджана и Турции в этот период были выделены следующие основные нарративы: демонстрация технологического превосходства и эффективности; демонстрация видеоматериалов с поражением опорных пунктов и техники противника; демонстрация изуродованных тел, отрезанных голов защитников Нагорного Карабаха. Кроме того, обращают на себя внимание выступления президента Азербайджана с высмеиванием и унижением армянского руководства.

Эксперты также отметили, что 28 сентября Азербайджан провел информирование для военных атташе и распространил информацию о выступлении главы Азербайджана на Генассамблее ООН, которое состоялось за 2 дня до начала конфликта и было посвящено агрессии Армении.

А за две недели до начала активной фазы операции через соцсети правительственными и неправительственными силами были распространены призывы к гражданам не освещать перемещения техники и войск. Также был частично ограничен доступ к соцсетям, а с началом боевых действий все информационные ресурсы Азербайджана начали давать информацию, которая освещалась исключительно из официальных источников и не разрешалось обнародование информации от оппозиционных сил.

В то же время, со стороны Армении с 27 сентября наблюдались панические настроения, и только потом начала появляться информация о ходе боев. Также лидер Армении осуществил звонок к лидеру РФ Владимиру Путину и, как свидетельствуют неофициальные источники, получил отказ на просьбу в военной помощи, что существенно повлияло на ситуацию.

Нарративы, которые использовала Армения в информационном пространстве: распространение патриотических видео для поднятия психологического состояния личного состава и содействие мобилизации гражданского населения на борьбу с противником; распространение информации о нарушениях противником законов войны; распространение обвинений противника в зверствах в отношении пленных и гражданского населения; значительное преувеличение потерь противника в живой силе и технике.

Российские пропагандистские ресурсы в первую половину суток 27 сентября придерживались нейтралитета в освещении событий в Нагорном Карабахе. Однако после общения президентов Армении и РФ российские ресурсы начали поддерживать армянскую сторону и распространять антиазербайджанские материалы, используя темники из администрации президента РФ.

Как отмечают наблюдатели, уже на следующий день после начала конфликта в Нагорном Карабахе появились российские пропагандисты, которые на своих Telegram-каналах и в российских СМИ стали распространять на российскую аудиторию информацию о бедственном положении гражданского населения Нагорного Карабаха, массовое поступление добровольцев из Армении в Нагорный Карабах и потери азербайджанской стороны, демонстрацию отслеживания движения самолетов из третьих стран и обвинение их в поставках оружия и наемников для Азербайджана.

Кроме того, российская пропаганда распространяла информацию о религиозной вражде, обстрелах гражданских помещений, факты вмешательства Турции в войну и т.п.

Со временем риторика российских СМИ изменилась на нейтральную.

В период постконфликтного урегулирования ситуации со стороны Азербайджана и Турции шла активная дискредитация российских миротворцев и распространялись заявления должностных лиц Турции, что и турецкие военные будут выполнять роль миротворцев в Нагорном Карабахе.

В этот период Россия демонстрировала процессы разрушения азербайджанскими военными православных святынь армян, чтобы заложить основы конфликтов на религиозной основе. Также распространялись сообщения, что Россия своим вмешательством предотвратила полномасштабную войну между Арменией и Азербайджаном. Еще одним важным нарративом была необходимость максимального сближения Армении с РФ и недопущение ее проевропейского движения.

Во время круглого стола участники отметили, что ведущую роль в активной фазе войны в Нагорном Карабахе сыграли именно Силы специальных операций ВС Азербайджана, которые проводили диверсии, разрушали коммуникации, наносили точечные удары и корректировали огонь.

Во время информационной кампании обвинение о применении наемников в войне звучало с обеих сторон конфликта. Так же стороны применяли кибернетическое влияние определенными сообществами, когда блокировались соцсети, ломались вебресурсы предприятий. Однако такие действия были более эффективными со стороны Азербайджана, считают эксперты.

В то же время тактика «выжженной земли» широко применялась армянами, которые сжигали дома, уничтожали скот, экономическую и информационную инфраструктуру, объекты энергетики для того, чтобы Азербайджан тратил дополнительные средства на их восстановление.

Подытоживая разные аспекты информационного сопровождения войны на Кавказе, аналитики отметили, что стороны карабахского конфликта не применяли новых для украинского опыта подходов к ведению информационной войны. Современный опыт показывает, что стороны прибегали не только к классическим методам войны, но и широко применяли методы гибридного противостояния. Также они могли эффективно использовать религиозный фактор в консолидации своих народов в борьбе с противником.

В то же время аналитики отметили, что Азербайджан царил в информационном пространстве и демонстрировал системность и иерархичность в информационной работе. По их мнению, Украина должна взять это на вооружение в противостоянии Российской Федерации.

Источник Укринформ

Leave a Reply

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.